Лингвистические экспертизы

Из практики лингвистической экспертизы по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации. Галяшина Е.И.

 

На разрешение лингвистической экспертизы по иску о защите чести и достоинства и деловой репутации граждан  суд поставил следующие вопросы:

1. Содержатся ли в репортаже телекомпании Город от 05.06.2004 г. негативные сведения об истцах — частных предпринимателях, работающих на микрорынке, их деятельности и их личных, деловых и моральных качествах? В каких конкретно высказываниях содержится негативная информация о конкретном истце?

2. Если в вышеуказанных фразах имеются негативные сведения об истцах — частных предпринимателях, то в какой форме они выражены: утверждения, предположения, вопроса?

3. Если в представленных материалах содержится негативная информация об указанных лицах, то воспринимается ли эта информация как чернящая доброе имя, задевающая честь и достоинство предпринимателей, как умаляющая деловую репутацию указанных лиц?

4. Подтверждает ли лингвостилистический анализ выделенных фраз, что в них содержатся сведения в форме утверждений о нарушении кем-либо из истцов – частных предпринимателей действующего законодательства, моральных норм и принципов, а также утверждения, позорящие его производственно-хозяйственную и общественную деятельность, умаляющие его деловую и общественную репутацию?

5. В каких фрагментах репортажа содержится информация о деловой репутации кого-либо из истцов – частных предпринимателей?

6. Каковы наиболее существенные и значимые жанровые, психолингвистические и стилистические особенности исследуемого текста телерепортажа?

7. Если сведения, изложенные в репортаже, не соответствуют действительности, то можно ли их квалифицировать как чернящие деловую репутацию кого-либо из истцов?

8. Являются ли сведения, изложенные в тексте: Анонс программы: Завтра будет закрыт микрорынок по ул. Горького, 130. Нескольких предпринимателей поймали на воровстве. Слова журналиста: Они самовольно подключили старую обесточенную электропроводку. Делалось это для того, чтобы не платить за электроэнергию.», утверждениями о фактах, если да, то каких, или мнением журналиста?

При этом представлены следующие материалы:

1. Текст распечатки страницы сайта http://gorod.tv. 15.03.2004 выпуска Город-вечер от 2004/03/05 – на 1л.

2. Удостоверенная распечатка текста выпуска репортажа «Город-вечер от 2004/03/05. История кража электроэнергии» – на 1 л.

3. Исковое заявление о защите чести, достоинстве, деловой репутации, компенсации морального вреда и представления права на ответ от 09 марта 2004 года — на 7л.

4. Уточненные исковые требования от 26 апреля 2004 года — на 11 л.

5. Отзыв представителя по доверенности Ч-ва К.Е. на исковое заявление о защите чести, достоинстве, деловой репутации, компенсации морального вреда и представления права на ответ от 19 марта 2004 года – на 2л.

6. Отзыв генерального директора МП « ГСТК» В.В. Х-ва на исковое заявление о защите чести, достоинстве, деловой репутации, компенсации морального вреда и представления права на ответ от 08 апреля 2004 года – на 2л.

7. Определение о назначении предварительного судебного заседания Арбитражного суда Амурской области от 08 апреля 2004 года – 3 л.

8. Определение о назначении судебного заседания Арбитражного суда Амурской области от 06 мая 2004 года – 3 л.

 

Для решения поставленных вопросов были использованы методы семантического и лингвостилистического анализа текста публицистического жанра, представленного в виде удостоверенной письменной распечатки телерепортажа (видеозапись не представлялась). Видеокассета с записью сюжета по запрос экспертов не была представлена.

Лингвистический анализ представленных материалов показал следующее.

 

По первому вопросу:

В репортаже телекомпании Город от 05.06.2004 г. отсутствуют упоминания о конкретных физических или юридических лицах. Ни в анонсе, ни в тексте репортажа нет фамилий, имен или иных описательных данных, позволяющих отнести распространяемую информацию персонально к кому-либо из истцов, частных предпринимателей, фамилии которых фигурируют в представленном исковом заявлении и отзывах на него.

Фраза «Нескольких предпринимателей поймали на воровстве» содержит информацию о неопределенном числе неназванных поименно предпринимателей. Неопределенное число, неизвестно каких конкретно предпринимателей из числа работающих на микрорынке, выражено числительным «несколько», обозначающим некоторое, небольшое количество (см. С.И. Ожегов Словарь русского языка, — М.: Русский язык, 1984, с. 352). Как видно из текста репортажа, на рынке работало 23 предпринимателей («В торговом центре по улице Горького из 23 предпринимателей почти половина – нарушители»). Поэтому нельзя отнести данную фразу персонально к кому-либо из 16 истцов, фамилии которых перечислены в исковом заявлении (16 истцов – это только часть предпринимателей, работающих на микрорынке, по вышеуказанному адресу). В репортаже отсутствуют высказывания о действиях или поступках конкретных граждан (физических лиц) или юридических лиц. Какие-либо персональные, личные данные о ком-либо из истцов, комплекс индивидуализирующих дескрипторов, позволяющих персонифицировать кого-либо из истцов, в тексте репортажа отсутствуют.

Таким образом, в репортаже телекомпании Город от 05.06.2004 г. отсутствуют сведения о деятельности, личных, деловых и моральных качествах, а также иная негативная или позитивная информация, относящаяся персонально к кому-либо из  истцов – частных предпринимателях, чьи фамилии перечислены в представленном исковом заявлении.

В тексте анонса и телерепортажа нет фраз, содержащих негативные сведения персонально о ком-либо из  истцов как физических лицах.  В анонсе имеется фраза «Нескольких предпринимателей поймали на воровстве», не относящаяся персонально к кому-либо из истцов, в форме утверждения о том, что неопределенные лица —  кто-то (кто конкретно, автор не говорит), из числа предпринимателей, был пойман за кражу (незаконное потребление электроэнергии). Далее автор раскрывает данный тезис: «Микрорынок на пересечении улиц Горького – Трудовая завтра будет закрыт. В этом виноваты сами продавцы. Они самовольно подключили старую обесточенную проводку. Возникла угроза пожара из-за замыкания в сети». В данном фрагменте текста имеется фактологическая информация в форме утверждения о том, что продавцы пользовались электропроводкой несанкционированно, нарушая тем самым правила противопожарной безопасности. Как говорит, журналист, «предприниматели использовали розетки старой сети ….для того, чтобы не платить за электроэнергию».

Таким образом, в репортаже автор приводит сведения фактологического характера в форме утверждения об имевшем месте факте несанкционированного подключения неопределенной группой лиц старой электропроводки, что создало угрозу пожара.  Поскольку в репортаже не говорится,  кто конкретно из продавцов пользовался старой проводкой, то указанная информация персонально не относится ни к кому из истцов. Следовательно, она не может никак ни положительно, ни отрицательно характеризовать деловые, личные или иные качества кого-либо из них.

 

По второму вопросу:

Порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждение о нарушение гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Поскольку в представленных материалах нет никакой, ни положительной, ни отрицательной информации, которая относится персонально к кому-либо из истцов или ко всем предпринимателям, работающим на рынке без исключения, то соответственно содержащаяся в репортаже фактологическая информация о несанкционированном использовании электроэнергии неопределенными лицами, не может чернить доброе имя, задевать честь и достоинство кого-либо из истцов, умалять деловую репутацию указанных лиц, так как в тексте нет упоминаний о действиях, поступках или поведении конкретных персоналий с указанием их имен и фамилий.

 

По третьему вопросу:

Лингвостилистический анализ фраз Анонс программы: «Завтра будет закрыт микрорынок по ул. Горького, 130. Нескольких предпринимателей поймали на воровстве». Слова журналиста: «Они самовольно подключили старую обесточенную электропроводку. Делалось это для того, чтобы не платить за электроэнергию.», показывает, что в них не содержатся сведения о действиях, поведении кого-либо из истцов, соответственно нет и сведений о нарушении конкретными лицами действующего законодательства, моральных норм и принципов. В тексте репортажа нет утверждений, позорящих производственно-хозяйственную и общественную деятельность, умаляющих деловую и общественную репутацию какого-либо конкретного лица. В указанных фразах содержится не персонифицированная информация, которую невозможно отнести ни к кому из истцов, так как речь идет о небольшой части (нескольких) неназванных предпринимателей, а не о ком-то персонально.

 

По четвертому вопросу:

В тексте репортажа нет фрагментов, содержащих информацию о деловой репутации кого-либо из истцов – частных предпринимателей, так как нет фраз, относящихся персонально к кому-либо из истцов.

 

По пятому вопросу:

К наиболее существенным и значимым жанровым, психолингвистическим и стилистическим особенностям исследуемого текста телерепортажа можно отнесли следующие.

Текст представляет собой письменную распечатку репортажа, прозвучавшего в информационном блоке программы «Город». Поскольку видеозапись сюжета отсутствует, дать оценку интонационным, просодическим и иным особенностям звучащей речи в контексте видеосюжета, не представляется возможным. Информационным поводом для репортажа послужил факт, выявленных нарушений пожарной безопасности в работе отдельных (нескольких) предпринимателей на микрорынке, которые подключили старую электропроводку и тем самым создали угрозу пожара.

Содержательно-фактуальная информация может проявляться в различных формах. С точки зрения лингвостилистики исследуемый текст можно квалифицировать как сообщение о фактах, имеющих информационный (социально-фактуальный) характер, то есть сведения о событиях, происходящих, происшедших и которые будут происходить в ближайшее время. Синтаксис анализируемого текста однообразен и в целом соответствует публицистическому жанру устного репортажа. В целом текст характеризуется устойчивой структурой, реализующей в своих языковых особенностях основные черты публицистического дискурса: образность (использование в качестве художественного приема сравнение несанкционированного использования электроэнергии с воровством, то есть кражей), неличность изложения (поймали на воровстве), деперсонализация (нескольких предпринимателей).

 

По шестому вопросу:

Поскольку в исследуемом тексте репортажа нет конкретных сведений, относящихся к кому-либо персонально из истцов, то и верифицировать их, то есть проверить, не представляется возможным. Таким образом, в репортаже не имеется сведений, характеризующих деловую репутацию персонально кого-либо из истцов.

 

По седьмому вопросу:

Утверждение – это мысль, положение, высказывание, утверждающее что-либо (Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. – СПб., 1998). В научной теории логики содержится следующее определение утверждения = утвердительного суждения: это суждение, в котором отображается связь предмета и его признаков (Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. — М., 1975). Грамматически утвердительное суждение выражается формой повествовательного предложения – как невосклицательного, так и восклицательного.

Утверждения о фактах или событиях или констатации фактов и событий распознаются в тексте по отсутствию в предложении маркированности специальными вводными конструкциями и наречиями, выражающими неуверенность, сомнение, или по наличию маркированности конструкциями, подчеркивающими достоверность сообщаемого (например, известно, точно, доподлинно, без сомнения, фактически и т. п.). Утверждения могут быть истинными или ложными. Мнение о фактах, событиях, лицах в отличие от высказывания о фактах в форме утверждения предполагает явное указание на носителя мнения. Выражение мнения распознается в тексте по наличию определенных слов и конструкций, указывающих на него (например, по моему мнению, я считаю, я полагаю). Если такие маркеры отсутствуют, то адресат текста (получатель информации) имеет дело с утверждением, а не с мнением.

Мнение, в отличие от утверждения, не может быть истинным или ложным, однако оно может подтверждаться или не подтверждаться фактами, событиями объективной действительности. Мнение может формироваться на основе фактов или же быть предвзятым, не основанным на фактах. Человек может формировать свое мнение сознательно, рационально оценивая факты, или бессознательно, не отдавая отчета в том, почему он так считает.

Изложение мнения (устно или письменно), в отличие от высказывания о фактах, предполагает явное указание на носителя мнения. Мнение содержит информацию, но не о самой действительности (фактах), а о том, какой образ действительности есть у говорящего.

Сведения, изложенные в тексте: «Анонс программы: Завтра будет закрыт микрорынок по ул. Горького, 130. Нескольких предпринимателей поймали на воровстве. Слова журналиста: Они самовольно подключили старую обесточенную электропроводку. Делалось это для того, чтобы не платить за электроэнергию.», являются фактологической информацией о фактах и выражены в форме утверждения о состоявшемся событии, а не в форме мнения.

С учетом выводов экспертизы  в удовлетворении иска было отказано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *