Дайджест фонда защиты гласности России

Вологда. 100 000 рублей за коллаж из карикатур. Продолжение темы (см. дайджест № 274).

В Вологодском городском суде 14 апреля закончился процесс над главным редактором газеты «Наш регион» Анной Смирновой, обвинявшейся областной прокуратурой по статье 282 УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды») в связи с публикацией статьи «Карикатурная война: мнения», проиллюстрированной фрагментами «датских» карикатур.

Сторона обвинения потребовала для Смирновой наказания в виде двух лет лишения свободы условно и 300 000 рублей штрафа, а потерпевший, председатель общества мусульман Вологодской области Равиль Мустафин, просил лишить ее права занимать руководящие должности в СМИ в течение 5 лет и компенсировать моральные страдания суммой в 1 миллион рублей.

Свои претензии Р. Мустафин мотивировал тем, что статья вызвала у него «сильные моральные страдания, которые повлекли за собой физические страдания». На суде он также сообщил, что узнал о статье от сына, а потом ему «позвонил прокурор и сказал, что надо с этим что-то делать». Р. Мустафин признал, что увидел датские карикатуры только в прокуратуре.

В ходе процесса обвинение настаивало, что упомянутая статья с фрагментами карикатур оскорбляет чувства мусульман, в то время как защита А. Смирновой посчитала все доводы обвинения безосновательными и потребовала полностью оправдать свою подзащитную.

Отметим, что обвинение базировалось на экспертизе, проведенной сотрудниками Института этнографии и антропологии РАН. Эти специалисты считают, что в упомянутой публикации содержатся материалы, возбуждающие религиозную вражду.

Однако у Фонда защиты гласности возникли серьезные сомнения в качестве этой экспертизы. Они обратились на кафедру судебных экспертиз Московской государственной юридической академии, и получили научно-консультативное заключение заведующей кафедрой профессора Елены Рафаиловны Россинской, доктора юридических наук, и профессора этой кафедры Елены Игоревны Галяшиной, доктора юридических наук и доктора филологических наук.

В нем говорится:

1. При назначении и производстве судебной комплексной психолого-религиоведческой экспертизы нарушены требования ст.ст. 57, 195, 199, 204 УПК РФ и ст.ст. 11, 14, 16, 17, 25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73–ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», регулирующие экспертную деятельность, не учтены выработанные уголовно-процессуальной наукой и общей теорией судебной экспертизы, апробированные следственной, судебной и экспертной практикой рекомендации по назначению и производству судебных экспертиз.

2. Неиспользование специальных знаний в области судебной лингвистической экспертизы, изобразительного искусства, судебной портретной экспертизы, не позволяет рассматривать исследование текста статьи, иллюстрированной рисунками (карикатурами) как полное и всестороннее.

3. Заключение экспертов комплексной психолого-религиоведческой экспертизы не отвечает требованиям научной обоснованности и достоверности, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к экспертным заключениям.

Все вышеизложенное вызывает неустранимые сомнения в научной обоснованности, достоверности и полноте полученных экспертных выводов, а, следовательно, в допустимости использования данного заключения как судебного доказательства.

Заключение Е.Р. Россинской и Е.И. Галяшиной было передано представителям защиты. Однако судья отказалась принять ходатайство о приобщении к делу научно-консультативного заключения, составленного специалистами, за плечами которых более 25 лет работы и более 200 научных публикаций. Отказ был мотивирован словами: «Суду и так все ясно, экспертиза следствия у суда не вызывает сомнений и она судом признана законной».

Комментируя это высказывание, адвокат Сергей Насонов заявил: «Я убежден, что по УПК РФ есть только 2 причины, по которым мог быть отказ — не надлежащие оформление и безотносительность к делу. К нам эти причины не относятся, значит, судья выработала еще и 3 причину. Плохо и печально, когда суду все ясно до вынесения приговора. Это серьезное нарушение и такого в истории России еще не было».

…Вологодский городской суд под председательством Людмилы Кабановой вынес приговор, в соответствии с которым с А. Смирновой в доход государства должно быть взыскано 100 000 рублей. Заодно — что уже совсем процессуально непонятно – с А. Смирновой взята подписка о невыезде. Что, правда, не помешало ей прибыть в Москву на пресс-конференцию с разрешения взявшего эту подписку суда. Ни условному сроку, ни запрету занимать руководящие должности в СМИ, не говоря о миллионной компенсации, в приговоре места не нашлось. Адвокаты А. Смирновой намерены обжаловать этот приговор. «У нас вперед настоящая работа – я буду добиваться справедливости в областном, Верховном судах и Европейском суде по правам человека в Страсбурге», – заявила А. Смирнова.

Но кассационная инстанция приговор отменила, приняв во внимание заключение экспертов МГЮА.